«Марафон добрых дел длиною в 100 лет» в Комплексном центре социального обслуживания населения Республики Карелия

Комплексный центр социального обслуживания населения Республики Карелия публикует очередную удивительную историю в тематическом разделе «Судьба Карелии в лицах», посвященном 100-летию нашей малой родины, о людях из числа получателей социальных услуг, а также их родственников, друзей, знакомых, которые своей профессиональной деятельностью, добрыми и социально значимыми делами внесли вклад в развитие Республики Карелия.

Чудесную историю о своих бабушке и дедушке, Александре Акимовне и Иване Федоровиче Епишиных, рассказала для еженедельной рубрики «Судьба Карелии в лицах» их внучка Снежана Слепкова.

Снежана делится своими детскими впечатлениями и с теплом вспоминает, как она первые 25 лет своей жизни проводила лето у своих любимых и дорогих бабушки и дедушки в карельской глубинке – небольшом поселке Водла, что в Пудожском районе.

Сам поселок, как признается женщина, не имеет такой богатой истории, как, например, поморская Нюхча, — это обычное поселение вокруг леспромхоза, образованное при советской власти, но туда однажды съехались люди из древних вымирающих деревень — островных и материковых, и привезли с собой ремесла, знания и уклад, который до них не менялся многие века.

Дед Снежаны, Иван Федорович, родился в 1924 году в деревне Маткалахта, что рядом с Водлозером (Пудожский район), во время войны работал на лесозаготовках, а после – в леспромхозе на сплаве и заготовке леса.

Человек суровый, молчаливый, любивший до беспамятства животных и очень маленьких детишек (лет до четырех), Иван Федорович знал лес, как свой дом. Чем он только не занимался: собирал лечебные травы, сушил, хранил, лечился ими сам и лечил селян, драл лыко, ломал веники, плел лапти, корзины, кошели, резал из дерева чудных птиц, сам построил из сваленного собственноручно леса баньку — по-черному, хлев, сеновал, летнюю кухню, а еще проложил на всем участке огромного хозяйства мостки, разделил разные по функциям зоны оградками.

Внучка гордиться, что вся деревянная утварь была дедова изготовления: прялка, веретено, утюг:

«Да, утюг! Бабушка еще при мне гладила белье древним способом: оно наматывалось на толстую цилиндрического вида палку, и ее катали туда-сюда плоской рифленой калабахой, чья поверхность напоминала поверхность обычной стиральной доски!» — вспоминает Снежана.

Бабушка Снежаны родилась в 1917 году в деревне Чуяла (Пудожский район), во время войны работала в тылу – копала траншеи, заготавливала лес, а в мирное время – в леспромхозе поваром в столовой.

Скромная тишайшая Александра Акимовна тоже умела всё: она чесала чесалом, которое, конечно, сделал дед, овец и собак, пряла из их колючей шерсти пряжу, вязала носки, варежки, свитера, шила, вышивала, ткала половики, выращивала всё, что можно вырастить на карельской земле, включая архаичные репу и горох!

Ухаживала за животными и птицами — коровами, овцами, свиньями, кроликами, курами, утками, сенокосила наравне с дедом, сама принимала роды у коров.

В магазине покупались только сахар, соль, спички и хлеб. Всё остальное было свое: кормил лес, река, огород и животные.

«Бабушкину кухню мне не заменит теперь ни один деликатес в мире! Какие она пекла пироги: рыбники, пироги для зятя, картофельные колоба, ватрушки, расстегаи, калитки! А каша из репы и гороха, а овсяный кисель… — это то, что теперь ушло навсегда и осталось только в моих воспоминаниях» — с трепетом в сердце вспоминает Снежана Слепкова.

Ко всему прочему, Александра Акимовна знала заговоры: она заговаривала флюсы и фурункулы, младенческий родимчик и иногда рожистые воспаления, при этом никакой платы не брала, даже символической, а по вечерам по настоятельной просьбе внучки она пела тягучие песни и рассказывала длинные страшные нескончаемые сказки, которые для маленькой девочки были слаще любой книжки.

Этот запах хлева, трав, дерева, молока, этот угрюмый взгляд деда, плетущего короб, бабушкин голос, чуть слышный звук движущегося веретена, — всё было так и тридцать лет назад, и триста….

А еще Снежана рассказа поразительную историю любви Александры Акимовны и Ивана Федоровича: познакомились они в бабушкиной деревне, в Чуяле. Одно время дед работал на архангельских верфях, вернулся, а бабушка ему приснилась, хотя он и не собирался на ней жениться: по тем временам она была перестарок — почти 30 лет.

А бабушка в то время помогала семье своего старшего брата нянчиться с его многочисленными детьми. Дед был на 7 лет ее моложе. И вот Иван увидел во сне, как Александра вышла из круга девушек и взяла его за руку. Он проснулся и пошел делать предложение. Так они и прожили больше 50 лет! Родили шесть детей (трое умерли, не дожив до 7 лет), а еще трое — мама Снежаны и две тетушки — выжили, завели семьи, родили детишек.

Всю жизнь счастливая чета Епишиных безвыездно прожила в Пудожском районе: подъем в пять утра — и работать, работать. Животные, огород, сенокос, между прочим, их хозяйство было самым лучшим хозяйством во всей округе! Пенсия была крохотная, как у всех колхозников, поэтому всё на себе — поэтому и характер огого.

«Иначе не выжить было в то время. Сейчас таких не делают!» — заканчивает свой увлекательный рассказ Снежана Слепкова.

Такая простая бесхитростная деревенская жизнь, казалось бы, совершенно обычных, но невероятно трудолюбивых, энергичных и усердных людей, не может не вдохновлять на маленькие подвиги и добрые поступки!

Фото из личного архива Снежаны Слепковой.

?Коллектив Комплексного центра социального обслуживания населения Республики Карелии благодарит Снежану за интересный рассказ о своих бабушек и дедушке, на основании которого была подготовлена статья в рубрику «Судьба Карелии в лицах».